Реклама

Мать обвиняет руководство полиции Сумщины в гибели сына и затягивании суда

Криминал, Общество | 16:29, 19.11.2017
 Поделиться

Поделиться в

Foto

Второй год идет суд по факту убийства в зоне АТО командира третьего взвода роты милиции особого назначения «Сумы» капитана Ивана Волкова. В убийстве обвиняется сослуживец, тоже милиционер. Когда знакомишься с материалами дела, то вроде бы все ясно и понятно. Однако на практике все, как обычно, не так просто. Родные капитана Волкова считают, что руководство ГУНП в Сумской области стремится скрыть истину в ущерб честному имени Ивана Волкова. Отчаявшись добиться правды в суде, мать капитана Ивана Волкова — Светлана Ивановна — обратилась с очень эмоциональным письмом к начальнику ГУНП в Сумской области генералу Николаю Лушпиенко.

Как это было

1 марта 2015 г. сумчан потрясло очередное сообщение о смерти земляка: «В ночь с 28 февраля на 1 марта 2015 г. в зоне проведения АТО на территории Донецкой области, в Славянске, убит командир 3-го взвода роты милиции особого назначения «Сумы» (РПСМОН) 42-летний капитан милиции Иван Владимирович Волков».

Подразделение, где служил убитый, 16 февраля 2015 г. в рамках ротации прибыло в зону проведения антитеррористической операции. В составе сводного отряда — более 40 участковых, оперативников, следователей, представителей других милицейских служб разного возраста и разных званий. Их задача была нести охрану комбикормового завода возле г. Славянск. Предприятие не работало, и нужно было сохранить оборудование от мародеров. До зоны боевых действий достаточно далеко, однако уже через две недели подразделение понесло первую утрату: Иван Волков получил шесть пуль в живот и скончался на месте.
В марте 2015 г. в отношении подозреваемого (им оказался подчиненный капитана Волкова лейтенант Д.) было открыто уголовное производство по ч.1 ст.115 УК Украины (умышленное убийство). С тех пор по этому дело состоялось более 20 судебных заседаний. А спустя два года, несмотря на то что речь идет о тяжком преступлении, суд принимает решение отпустить обвиняемого из-под стражи под домашний арест.

Где правда, генерал?

В редакцию пришла копия открытого письма Светланы Ивановны Волковой, матери погибшего, адресованное начальнику ГУНП в Сумской области генералу Николаю Лушпиенко. В нем она задает ряд вопросов руководителю Сумской областной полиции и указывает на ряд несоответствий. Речь идет о заключении специального расследования обстоятельств гибели ее сына. Заключение было сделано ликвидационной комиссией. По мнению Светланы Ивановны, этот документ составлен непрофессионально, предвзято и халатно. Там даже неправильно указан стаж работы ее сына. Комиссия насчитала всего 11 лет 4 месяца 18 дней, вместо 20-летнего общего стажа работы Ивана Волкова в правоохранительных органах. Родители Ивана Волкова, его жена, сын и родной брат главной неправдой считают то, что ведомственная комиссия незаслуженно запятнала честное имя убитого и его офицерскую честь. Светлана Волкова, в частности, пишет:

«Ваня — патріот, справжній офіцер, а Ви його звинуватили у недисциплінованості, у розвалі дисципліни у його взводі. Як легко Ваші колеги розтерзали добре ім’я Вані, а як же його взвод, яким він опікувався і де був повний порядок та дисципліна? Ваня тричі зі своїм взводом виїздив у відрядження і отримував лише подяки. То ж хай це підтвердять Річкаль (тодішній керівник УМВС у Сумській області – ред.) та інші. Невже за ці три роки, що ми, рідні Вані, боремося за його чесне ім’я, не можна було поцікавитися, а що за людина був Ваня — чемпіон України , член збірної України, майстер спорту, капітан збірної області з пожежно-прикладного спорту». Светлана Ивановна считает, что генерал Николай Лушпиенко проявил полное равнодушие к судьбе капитана милиции Ивана Волкова, который добровольцем пошел защищать Украину: «Таке несправедливе ставлення до його пам’яті просто аморально. Це не робить Вам честі. А Ви, генерале, не можете бути зразком для своїх підлеглих. Бо не дотримуєтеся слова офіцера, даного мені — матері Вані».

Родные убитого категорически не согласны с позицией Сумского областного полицейского ведомства, которое трактует случившееся как бытовой конфликт после совместного распития алкоголя. Ведь экспертиза нашла наличие алкогольного промилле только в крови подозреваемого Д. Лабораторное исследование тела покойного милиционера не подтвердило факт употребления им накануне гибели спиртных напитков.
Мама, родные убитого милиционера подчеркивают, что Иван Волков всячески пресекал пьянство среди подчиненных, честно нес службу, пользовался авторитетом у сослуживцев, в его взводе были дисциплина и порядок. Об этом Светлана Ивановна также упоминает в письме:

“Я питаю у вас, генерале: як можна за 11 діб навести порядок і дисципліну у взводі, якої не було з початку його існування? Пияцтво було там завжди, і Ваня про це неодноразово доповідав. На цьому ґрунті і стався конфлікт між Ванею та лейтенантом. Про цей конфлікт знали Річкаль, Курочка, Івашина. Я їх звинувачую у загибелі мого сина».

Капитан Волков много раз делился с родными информацией о том, что, когда он находился в отпуске в Сумах, оборудование завода, которое милиционеры должны были охранять, разворовывалось, резалось на металлолом. Об этом он неоднократно подавал рапорты и докладывал начальству. Вот цитата из открытого письма Светланы Ивановны:

«Де поділося обладнання з комбікормового заводу: машини, трактори — це ж тисячі тонн металу? Хто на цьому нагрів руки?. Це ж чистої води корупція. Ваня про це теж доповідав, фотографував на мобільний телефон. І чи не є — це причиною неправдивого висновку членів ліквідаційної комісії, бо їм дуже не хочеться щоб правда і справедливість перемогли, бо їм важливіша честь мундира, ніж життя і добре ім’я капітана міліції Івана Волкова — мого сина, батька, чоловіка, брата і просто дуже доброї людини, яку дуже поважали його підлеглі, друзі, спортсмени збірної України та області з пожежного спорту. Тож, генерале, я дуже хочу побажати Вам бути завжди справедливим до своїх підлеглих і бути таким же патріотом, яким був мій син, і пам’ятайте — зірочки на погонах не найголовніше в житті, а всі ми ходимо під Богом».

Разговор с матерью

Накануне публикации Светлана Волкова в беседе с журналистом  «Панорамы»  сообщила о подробностях гибели ее сына. «По сути, Ваня взял огонь на себя. Он пытался утихомирить крепко выпившего Д., который начал вести хаотичную стрельбу из своего табельного оружия. Об этом мне детально поведали сослуживцы, ставшие свидетелями убийства сына. После трагедии в телефоне мы нашли огромный архив обличительных фото и видео с фактами, демонстрирующими, как разворовывали, резали на металлолом оборудование комбикормового завода. Это и есть истинная причина, почему вот уже второй год после гибели моего сына руководство ГУНП в Сумской области продолжает затягивать ход суда, уходит от ответственности и не признает Ивана Волкова погибшим при исполнении служебных обязанностей, а также не позволяет правосудию наказать убийцу сына», — подчеркивает Светлана Ивановна

Родной брат убитого милиционера — Алексей Волков —сообщил, что сразу после гибели Вани он надежными путями отослал все видео и фотодоказательства в прокуратуру, полицию, СБУ, министру внутренних дел Украины Арсену Авакову. Также он лично передал эту информацию главе Сумской ОГА Николаю Клочко, который с детства был знаком с Иваном Волковым (они выросли в одном дворе) и очень хорошо осведомлен о личных качествах убитого милиционера.

«Но должной реакции на наши обращения мы не получили. Вернее, не было вообще никаких ответов от правоохранительных органов. Видно, очень сильно влияние высокопоставленных чинов, замешанных в грабеже завода, и у них имеются сильные рычаги влияния, – считает Алексей Волков. – Наша семья не отступит и намерена продолжать бороться за восстановление справедливости — это наш святой долг перед памятью моего родного брата!»

Официальный ответ

Редакция  получила комментарий в отделе коммуникаций ГУНП в Сумской области на открытое письмо Светланы Волковой. Для всесторонней информированности публикуем текст комментария в полном объеме:

1. Події, про які йде мова у листі, відбулися у 2015 р., тобто в період правомочності міліції як органу внутрішніх справ, котра була ліквідована як система у 2016 р. Відповідно, всі матеріали службового розслідування велись працівниками УМВС України в Сумській області у відповідності з інструкціями, наказами та іншими нормативними документами саме того часу.

2. Поліція, яка працює нині, у відповідності з чинним законодавством України не є правонаступником міліції.

3. Керівник ГУНП в області Микола Лушпієнко був призначений на посаду у 2016 р., тож не має жодного відношення до зазначених подій, більш того – не має жодного законного важелю впливу ані на матеріали службового розслідування, ані на хід судового розгляду по справі загибелі Волкова І.В.. Тож вимагати у нього в будь-який спосіб вплинути на вже відмінені судом висновки службового розслідування чи втрутитися в роботу ліквідаційної комісії було б не тільки безпідставно, а й незаконно.

4. Тепер щодо самої ситуації:

В листі матері загиблого йде мова про те, що не всі друзі та колеги загиблого були опитані. Працівники тоді ще міліції, котрі проводили службове розслідування, опитали всіх свідків ситуації, що передувала стрілянині. Не було й немає підстав опитувати людей, які несли службу по охороні блокпосту в темну пору доби на відстані 200 метрів від місці події, й не були безпосередніми очевидцями конфлікту.
Як командир, загиблий Волков, будучи керівником підрозділу, мав всі відповідні повноваження припиняти порушення особовим складом службової дисципліни та вживати всіх заходів для недопущення подібного впродовж всього строку служби. Натомість він сам допустив порушення службової дисципліни і як командир, і як працівник органу внутрішніх справ. Перше – він допустити розпивання підлеглими спиртного, а своєю присутністю за столом, навіть якщо не пив сам, мовчки погодився з діями підлеглого. По-друге, він був зобов‘язаний вилучити у нетверезого підлеглого його зброю та помістити у спеціальну кімнату для її зберігання.

5. Службове розслідування, проведене за фактом надзвичайної події, та судове – по факту вбивства — мають різний юридичний статус. Тож в ході судового розгляду по справі загибелі Волкова, що триває нині, можливо, будуть виявлені інші факти та докази по справі.

6. До того ж сьогодні ніщо не заважає родині загиблого підняти клопотання перед судом про визнання нещасного випадку, який стався з Іваном Волковим, таким, що стався при виконанні ним службових обов‘язків.

7. Слід розуміти, що а ні ГУНП, а ні ліквідаційна комісія УМВС ніяким чином не можуть вплинути на хід судового розгляду. Оскільки судове розслідування має більшу юридичну силу, аніж службове.

8. Родині Івана Волкова слід дочекатися вироку суду. Якщо судом будуть встановлені обставини, які не були враховані при проведенні службового розслідування та можуть вплинути на кваліфікацію обставин загибелі Волкова, висновок службового розслідування буде переглянутий ліквідаційною комісією.

Позиция адвоката Сергея Рыжова

С апреля 2015 г. интересы потерпевшей стороны — семьи Волковых — в судах отстаивает адвокат Сергей Рыжов. Он отмечает, что на протяжении двух лет ГУНП в Сумской области, которое является соответчиком по данному уголовному делу, всячески уходит от административной ответственности по делу об убийства капитана милиции Ивана Волкова. Хотя изначально руководители, тогда еще Сумской милиции, нарушили должностную инструкцию, отправляя на ротацию 16 февраля 2015 г. в зону АТО двух психологически несовместимых сотрудников. Есть задокументированное заключение ведомственного психолога о том, что между обвиняемым Д. и покойным Иваном Волковым были конфликтные отношения.

«Заключение, составленное членами ликвидационной комиссии, не терпит никакой критики, а ведь это – ключевой документ для рассмотрения дела в суде. Так, ведомство квалифицирует случившееся как несчастный случай и не признает, что Волков погиб при исполнении служебных обязанностей. Но ведь он был направлен в зону АТО согласно приказу УВД в Сумской области, имея при себе табельное оружие. И его полномочия, согласно уставу, заканчиваются при сдаче оружия по месту службы – в Сумах. Также члены ликвидационной комиссии безосновательно обвиняют убитого в ряде должностных нарушений: развале дисциплины, распитии спиртных напитков. Хотя результат экспертизы противоречит этому утверждению – Волков был трезв», – отмечает адвокат.

Сергей Рыжов обращает внимание и на то, что служебное расследование было проведено в «Порядке расследования и учета несчастных случаев, профессиональных заболеваний и аварий, которые имели место в органах и подразделениях МВД». Хотя в этом случае расследование должно было проводиться по инструкции «О порядке проведения служебных расследований в органах внутренних дел Украины». В п.2.1 этого документа говорится, что «основаниями для проведения служебного расследования являются нарушения лицами рядового и начальствующего состава (РНС) служебной дисциплины, в том числе — события, связанные со смертью лиц РНС или их травмированием (ранением), а также события с участием лиц РНС, которые могут вызвать общественный резонанс». Кроме того, в результатах проведенного комиссией расследования отсутствуют какие-либо доказательства нарушения трудовой дисциплины капитаном Волковым.

Также Сергей Рыжов указывает, что сумская полиция намеренно затягивает ход судебного дела. Он проводит один из красноречивых примеров подобных шагов — решения суда от 20 декабря 2016 г. о пересмотре заключения ликвидационной комиссии по факту смерти капитана Волкова полицейское ведомство выполнило больше полугода вместо положенных 10 суток.

Относительного уголовного дела об убийстве капитана Волкова адвокат пострадавшей семьи сообщает, что во время первого судебного заседания в мае 2015 г., которое происходило в Славянском суде Донецкой области, обвиняемый Д. полностью признавал свою вину. Есть также свидетельские показания сослуживцев о том, что Д. после смертельной стрельбы публично признавался в содеянном. После ходатайства адвоката Сергея Рыжова криминальное дело было передано в юрисдикцию Сумского Заречного суда, поскольку и обвиняемый Д., и пострадавшая сторона проживают в Сумах.

«На протяжении двух лет состоялся ряд судебных заседаний, но дело существенно не продвинулось. А 22 сентября 2017 г. обвиняемый Д. вообще меняет свои показания. Он во время судебного слушания сообщает, что на самом деле убийство совершил не он, а сослуживец К. Но эта версия несостоятельна, поскольку есть запротоколированные показания напарника К., что в момент выстрелов они вместе находились на дальнем блокпосту за 250 м от места убийства. Моя позиция последовательна в отстаивании интересов потерпевшей стороны. Важно, чтобы в законном порядке Иван Волков был признан погибшим при исполнении служебных обязанностей, а личность, совершившая убийство капитана милиции, была установлена и приговорена к соответствующему сроку наказания», – отмечает адвокат.

Молчание в ответ

Стремясь получить информацию от всех заинтересованных сторон, редакция терпеливо на протяжении месяца вела переговоры с адвокатом обвиняемого Людмилой Солошенко. Изначально Людмила Солошенко отказалась что-либо комментировать, ссылаясь на то, что суд расставит все точки над и. После этого мы предложили встретиться с самим обвиняемым, находящимся с мая 2017 г. под домашним арестом. Обвиняемый через Людмилу Солошенко высказал готовность встретиться с журналистом. Во время интервью он готов был также назвать фамилии людей, которые, по его мнению, имеют прямое отношение к гибели Ивана Волкова. Но инициированная редакцией встреча с Людмилой Солошенко и ее подзащитным так и не состоялась не по нашей вине.

Досье

Иван Волков закончил Черкасское пожарно-техническое училище. На службу в органы внутренних дел пришел в мае 2014 г. после 16 лет работы в пожарной охране. Сразу был назначен командиром взвода роты патрульной службы милиции особого назначения «Сумы», подчиненной УМВД Украины в Сумской области. Имеет статус участника боевых действий. На службе характеризовался положительно. Похоронен на Засумском кладбище.

 «Панорама» №45

Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: