ГазЗбут
СумБуд
метизная компания

Евгений Лапин: «У «Сумыхимпрома» еще есть возможности для развития»

Суспільство | 11:00, 26.05.2021
 Поділитися

Поділитися в

Олег Иваненко

Историю Сум за последние полвека невозможно отделить от истории «Сумыхимпрома». За средства предприятия в городе построено много жилья и социальных объектов, на предприятии работали и работают тысячи сумчан. История же «Сумыхимпрома» неотделима от личности его бывшего генерального директора Евгения ЛАПИНА. Сейчас он – почетный президент областного объединения работодателей «Сумской регион-2012», живет в Киеве, но часто бывает в Сумах. Накануне профессионального праздника – Дня химика – мы поговорили с ним о прошлом и настоящем предприятия, его личной истории, связанной с «Cумыхимпромом», экономическом развитии области и многом другом.

В отличие от многих предприятий Сум, канувших в лету, «Сумыхимпром» продолжает работать. Как Вы видите будущее предприятия? Сейчас снова говорят о его приватизации…

Евгений Лапин: Реальной компании, которая могла бы купить предприятие, ни в Украине, ни за границей просто нет. Ситуация в экономике неопределенная, Сумщина – приграничная область, соответствующие риски все представляют. А продать «Сумыхимпром» неизвестно кому, чтобы предприятие потом порезали на металлолом – это преступление. Если все же дойдет до приватизации, считаю, что на 25% акций предприятия имеют право местные власти – ведь предприятие расположено на территории города.

Уверен, что если бы это условие было соблюдено при приватизации Сумского научно- производственного объединения им. Фрунзе, то оно бы не попало в ту ситуацию, в которой находится сейчас. Уверен, что у «Сумыхимпрома» есть перспективы развития. Украина сейчас на первых местах в мире по экспорту многих видов агропродукции. Наши аграрии используют сложные минеральные удобрения для своего производства, но парадокс в том, что они – в основном импортные. «Сумыхимпром» может резко увеличить выпуск удобрений и обеспечить ими наших аграриев. Необходима государственная позиция о поддержке своего производителя – хотя бы дотациями для аграриев, использующих минеральные удобрения отечественного производства. В свое время мы это делали – тогда производство на «Сумыхимпроме» серьезно возросло. Соответственно, росли зарплаты и благосостояние тысяч сумчан. Сложно понять, почему на многое в государстве есть деньги, а на поддержку своей промышленности и аграриев денег вроде бы нет. Тем более что завод остаётся в государственной собственности. Возможностей много, только никто их не использует и никому это не нужно – к сожалению…

Например, какие?

Е.Л: Дотации на покупку собственных удобрений – это только один из многих инструментов развития отрасли и страны. Кстати, в Японии химическое производство – реальный двигатель формирования валового внутреннего продукта. Так могло бы быть и у нас. Нужно создавать комплексные агрохимхолдинги по схеме, работающей в Европе. Мы же идем в Европу? Сейчас аграрии выращивают кукурузу, истощая почву, и тут же вывозят ее за рубеж. Государство или частный бизнес при поддержке правительства могли бы организовать ее переработку, как, например, в Италии. Это увеличило бы доходы от экспорта страны. Часть урожая кукурузы вместо экспорта может идти на производство кормов для скота – это удешевило бы продукцию животноводства. Часть отходов от переработки кукурузы могла идти на производство биогаза. Из него можно делать аммиак, из него производить органоминеральные удобрения. Часть биогаза можно сжигать для производства электрической энергии, половина которой могла бы идти на производство удобрений, что значительно бы их удешевило. Составной частью удобрений мог бы быть торф, залежи которого в Сумской области огромны, и организация добычи не очень сложна. Применение органоминеральных удобрений могло бы давать прирост урожайности, не давать истощать почву, появится множество дополнительных рабочих мест. Можно также организовать производство жидких удобрений с микроэлементами. И это только пара возможностей, а их много. На «Сумыхимпроме» можно увеличить производство двуокиси титана. Есть подготовленные специалисты с опытом работы…

Вы продолжаете, что называется, держать руку на пульсе «Сумыхимпрома»?

Е.Л.: Постоянно интересуюсь всем, что там происходит. Знаю большинство из тех, кто там работает, да и как не интересоваться родным предприятием? Ему отданы многие годы, на нем я прошел весь путь от простого рабочего до его руководителя.

Как Вы попали на «Сумыхимпром»? Ведь начинали карьеру на Сумском научно-производственном объединении им. Фрунзе…

Е.Л.: Да, именно там, причем начальником цеха, в котором началась моя рабочая карьера, был Владимир Матвеевич ЛУКЬЯНЕНКО. После окончания машиностроительного техникума в Сумах в 1969 г. я решил поехать в Свердловск, на Уральский компрессорный завод. Параллельно учился в Михайловке на пилота вертолета и мог пойти в армию, но для этого необходимо было пройти курсы повышения квалификации в Богодухове. Поэтому я не поехал в Свердловск, но нужно было где-то работать – я устроился фрезеровщиком на СНПО им. Фрунзе. Жилья в Сумах у нашей семьи не было, я целый год по утрам ездил из Тростянца на поезде в Сумы на работу и обратно. На СНПО жилья не давали, поэтому вынужден был перейти на работу на «Сумыхимпром», где такая перспектива была. Начинал со слесаря, все удавалось, и уже через пять лет стал начальником цеха. Работали много, часто рабочий день растягивался до 12-14 часов, а то и на круглые сутки. Через 11 лет меня избрали секретарем парткома завода. А потом началась партийная работа, и я вернулся на завод только в 1988 году – на два года, заместителем гендиректора по экономике. В 1990 г. поехал в зарубежную командировку для организации производства суперфосфорной кислоты для химических предприятий Украины.

Вы снова вернулись и возглавили предприятие в нелегкие 90-е годы. Что было тогда самым тяжелым?

Е.Л.: Всё было непросто: разорваны все связи с поставщиками и потребителями, вместо денежных расчетов – бартер, задолженность по зарплате достигала полугода… В 1996 г. известный российский бизнесмен Михаил ХОДОРКОВСКИЙ (тот самый) предлагал приватизировать «Сумыхимпром» с помощью своих связей и потом продать ему за солидную сумму. Я отказался. Тогда предприятие начали прессовать правоохранительные органы якобы из-за импорта фосфоритов, но успеха не имели. Уверен, что, если бы тогда я пошел навстречу Ходорковскому, сейчас от «Сумыхимпрома» уже ничего бы не осталось, как от многих сумских предприятий. Но тогда, в 1995 г., во многом на личных связях я начал восстанавливать работу предприятия. Вы помните премьер-министра Павла ЛАЗАРЕНКО? Тогда он создал схему поставок газа, которая помогла многим украинским предприятиям снова начать работать, в том числе «Сумыхимпрому». После Лазаренко пришел Валерий ПУСТОВОЙТЕНКО, он тоже помогал «Сумыхимпрому». Предприятие восстановило объемы производства, увеличило платежи в бюджет. И тут Пустовойтенко предложил мне должность главы облгосадминистрации. Я отказался – предприятие работало, было дорого мне, должность губернатора мне была не нужна. Только позднее понял, что если бы тогда согласился, то и Владимира ЩЕРБАНЯ на должности главы Сумской ОГА, скорее всего, не было бы…

Подводя итоги, каких целей Вам удалось достичь на «Сумыхимпроме» в 90-е-2000-е годы?

Е.Л.: Главное – удалось сохранить коллектив, сохранить социальную структуру. Мы строили жилье, чего тогда никто не делал – химпромовцы получили более 1000 квартир. Модернизировали всю социальную структуру, санаторий-профилакторий, детский лагерь, больницу, общепит. Огромное внимание уделяли развитию города, в частности ремонту больниц, роддома, другой социальной инфраструктуры. Мы сменили даже цвет предприятия – из грязно-серого с 50-х годов сделали его светлым, привели в порядок фасады. К сожалению, тогдашний премьер-министр Виктор ЮЩЕНКО, который, по идее, должен нам помогать, наоборот, ставил палки в колеса. Мы собирались строить новое производство серной кислоты, достигли договорённости с американцами и японцами. Кроме мощностей по выпуску серной кислоты, это позволило бы заводу генерировать 20-25 МВт электроэнергии, что целиком бы покрывало его потребление, и даже продавать излишки на рынке электроэнергии. Сейчас бы предприятия работало совсем по-иному. Виктор Андреевич проект вроде бы поддержал, но, став премьером, наложил вето на предоставление госгарантий по кредитам госпредприятиям, из-за чего этот проект так и не был реализован. Вернуться в 2007 г. на «Сумыхимпром» меня побудила информация, что предприятие могут передать Константину ГРИГОРИШИНУ – тогда в Сумах он имел планы на СНПО им. Фрунзе и Химпром. Я этого не хотел. Мог бы остаться депутатом парламента, но решил вернуться на предприятие, чтобы развивать его дальше. Именно для этого я в 2010 г. возглавил госкомпанию «Титан Украины», которой были преданы 100% акций «Сумыхимпрома». Тогда казалось, что у государства было четкое намерение развивать химическую отрасль.

Вы прошли долгий трудовой и жизненный путь. Есть люди, которым Вы благодарны?

Е.Л.: Таких людей очень много. Прежде всего благодарен всему коллективу «Сумыхимпрома», начиная с 70-х годов, всем, с кем работал, – за самоотверженный труд на благо города. Благодарен тогдашнему генеральному директору Александру Иосифовичу ­КРАВЧЕНКО – мне было у кого учиться. Благодарен Рубену ­СУМБАТОВУ, ныне почетному президенту ОАО «Сумстрой», за помощь в развитии предприятия и города. Скажу доброе слово и в адрес Владимира Матвеевича Лукьяненко – я у него учился, а сейчас он много делает для сохранения СНПО. Сумы стали для меня родным городом – нам нужно развивать Сумщину, а не заниматься внутренней борьбой. Объединение усилий дает эфект синергии и хорошие результаты, а вражда – все, что происходит сейчас. В этом году у меня особый праздник: Я отмечаю День химика в 50 раз! Отличное юбилейное число!

Если Вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

The Sumy Post в Telegram та Facebook. Цікаві й оперативні новини, фото, відео. Підписуйтесь на наші сторінки!

comments powered by HyperComments

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: